Perm Opera (permopera) wrote in perm_opera,
Perm Opera
permopera
perm_opera

Categories:

Михаил Завьялов: «Мой класс — это территория Российской Федерации!»

Профессор школы танца Национальной консерватории Лиссабона Михаил Завьялов подготовил к «Арабеску-2014» трех своих учеников – семнадцатилетнего Митсуру Ито, восемнадцатилетнего Шигеюки Кондо и шестнадцатилетнего Мигеля Пинейро. Все прошли на второй тур, а Мигель Пинейро – на третий.
Это первый «Арабеск» и для молодых представителей Португалии, и для «профессора Миши», как многие за пределами России называют Завьялова — выпускника Пермского хореографического училища и Московской академии хореографии, экс-солиста театров Перми и Ленинграда, балетных компаний Бонна и Антверпена, антреприз Испании, Италии, Нидерландов.
Предлагаем вниманию читателей официального блога конкурса фрагменты монолога Михаила Завьялова из его беседы с Айсылу Кадыровой.

Всё началось в Перми
Мне всегда нравился балет, но правильное к нему отношение выработалось, я считаю, в двух последних классах Пермского училища, когда я учился у Владимира Толстухина. Замечательный педагог! Сейчас он художественный руководитель Пермского хореографического колледжа, член жюри «Арабеска-2014». Я — из первого выпускного класса, который он подготовил.
В эпоху «до Толстухина» я мог запросто пропустить урок. Или опоздать. Подраться мог. Когда в моей жизни появился Владимир Николаевич, я понял, что такое дисциплина и как она важна в балете. Всего два занятия пропустил у Толстухина по классике: первый раз — когда разбил бровь на репетиции, второй — тоже из-за какой-то травмы.
Когда я окончил училище, меня Николай Николаевич Боярчиков приглашал в Ленинград, в Малый театр оперы и балета. А у меня любовь тогда была, я не мог уехать из Перми. Тем более что Боярчиков мне сказал: «Извини, девочку твою не смогу взять».
Через четыре года Николай Николаевич приехал в Пермь восстанавливать «Ромео и Джульетту». Снова заговорил со мной о совместной работе в Ленинграде. Сложилось так, что я уехал. Танцевал в Малом театре, потом пригласили в Кировский (ныне Мариинский).
Уверен: если бы Боярчиков не пригласил меня тогда, я бы никогда из Перми не уехал. Остался бы в родном городе навсегда. Мне было здесь комфортно, понятно. Это был абсолютно мой мир. Мирок. Но, к счастью, всё сложилось, как сложилось. Не сразу, но меня принял Ленинград. Стал родным. Свой дом в Ленинграде, который уже к тому времени переименовали в Санкт-Петербург, появился. Он и сейчас есть, этот дом. А еще есть дом в Португалии. И чувствую себя дома я теперь в Лиссабоне.

Португальцы напоминают русских
Португальцы мне напоминают русских. Но не сегодняшних, а тех, что жили в Советском Союзе. Они такие же наивные. Добрые. Медлительные. Неагрессивные. Бескорыстные. Человечные.
Способных к занятиям классическим балетом детей среди португальцев мало. В смысле — с грандиозными для балета данными. Но встречаются — всегда неожиданно — просто потрясающие ребята. Очень способные! Вот мальчик у меня один получил контракт на работу в Королевский балет Великобритании. Причем, пригласили его в декабре: когда он еще не окончил школу. Это Марселино Самбе. Невероятно талантливый! Другой не менее талантливый мой ученик — Франциско Себастьяно, работает сейчас в Сан-Франциско.
Моя педагогическая карьера началась в Португалии с показательного эпизода. На мой первый урок мальчики пришли с опозданием на 15 минут. Добросердечно и весело объясняли: «Это же Португалия, профессор! Солнце, море, девочки!» Я им на это сказал: «Ребята, запомните: заходя в мой класс, вы оказываетесь на территории Российской Федерации!»

Конкурсы закаляют характер
За восемь лет, что я преподаю, мои ученики 32 раза становились лауреатами конкурсов, среди которых такие авторитетные состязания, как конкурсы в Джексоне, Лозанне, Варне.
Поделюсь с вами личным мнением: я убежден, что конкурс артистов балета нельзя проводить без возрастных категорий. Не может соревноваться на равных пятнадцатилетний с двадцатилетним. Это несправедливо! Каждый возраст определяется своей «физикой» тела, своим потенциалом. Так же возраст диктует и конкурсный репертуар. Может быть, я неправ, но, увидев на днях на «Арабеске», как четырнадцатилетняя девочка танцует Кармен, решил, что это неправильно — танцевать Кармен подростком.
Но по большому счету конкурсы полезны. Закаляют характер. Не в последнюю очередь потому, что они непредсказуемы. О, какая была история на последнем Московском конкурсе с моим учеником Франциско Себастьяно! Он приехал в столицу России, будучи обладателем Гран-при конкурса в Сполето и золотых медалей других международных состязаний. Станцевал на первом туре очень хорошо (я всегда делаю видеозапись выступления своих учеников). Помню, меня даже поздравил мой учитель Борис Борисович Акимов.
Вдруг через какое-то время ко мне подходят знакомые и говорят трагичным тоном: «Миша, ты только не волнуйся!» Я сразу подумал, что Францишек сломал ногу. А оказалось, что он не прошел на второй тур. Стоит, рыдает: «Профессор Миша, я не понимаю, почему?!»
Нам тогда никто не объяснил — почему. Уже в Лиссабоне посмотрели в Интернете бланки с оценками жюри. И не обнаружили там 39-й номер — под таким номером выступал на конкурсе мой ученик. Он был просто пропущен, жюри вообще его не оценило.
Искать правду, разбираться мы не стали. Слишком накладно из Лиссабона. Да и неважно это уже. Важно, что Франциско Себастьяно пригласили в одну из лучших компаний мира — Балет Сан-Франциско.

Лучшие в мире балета
Говорить о лучших артистах — всегда субъективно. Но это интересно, я согласен. Кого считаю лучшими артистами наших дней? Диана Вишнёва мне очень нравится, пожалуй, больше всех из действующих балерин. Вызывают интерес Кристина Шапран, Ольга Смирнова. В своем амплуа нет никого в мире лучше Натальи Осиповой (вы ее Лауренсию видели?!)…
Из танцовщиков очень интересен Сергей Полунин.
Нет, можно, конечно, бесконечно говорить: кто тебе нравится, а кто нет. Кому-то до сих пор Барышников симпатичен, кому-то Нуриев. А мне Нуриев никогда не нравился. Причем, до такой степени, что когда в 1992 году он приезжал в Казань дирижировать балетом «Щелкунчик», я отказался танцевать в этом спектакле. Да, на главные партии тогда приглашали меня и мою супругу — балерину Ирину Шапчиц. Я сказал: «Какой угодно балет, но только с другим дирижером!» В итоге, насколько я помню, Машу тогда приехала танцевать в Казань Надежда Павлова, а принца — Андрей Куделин.

Работа с деревом
Я танцевал до 45 лет. Последний раз — в Роттердаме, на гала-концерте: как обычно, долбали с Иркой па-де-де Чайковского — Баланчина. Тогда я как-то отчетливо понял: силы уже не те, уже не надо мне выходить на сцену…
Да, я нашел себя в балетной педагогике, мне повезло, мне очень нравится преподавать. Но я не образцовый педагог, я — ремесленник. Нет, методику знаю: не зря учился у Бориса Борисовича Акимова. Но я не дотошный, понимаете? Вместо того чтобы добиваться от ученика исполнения какого-то движения именно так, как написано в учебнике, я лучше сам покажу ему, как это движение делать. Потому что люди — они же все разные. Одному, чтобы выглядеть выигрышно, нужно руки в определенной позе держать высоко, другому — ни в коем случае не завышать позицию рук. У меня к каждому ученику индивидуальный подход.
Вы не поверите: однажды ко мне в класс пришел мальчик из военной академии. Ужасно взрослый уже для того, чтобы начинать занятия балетом — 17 лет! Ужас! Он получил травму, отрабатывая в академии прыжки с парашютом, и, пользуясь выпавшими на его долю свободными деньками, решил научиться танцевать. Потому что всю жизнь, по его же признанию, любил классический балет. Рикардо Руно его зовут. Координация у него неплохая была. Он хорошо вращался. Старательный… Дело дошло до того, вы не поверите, что он у меня вариации начал танцевать! Ну а сейчас он в США — учится в Школе труппы «Джоффри балет».
Меня тут спрашивают периодически: «Ты педагог?!» — я же давно в Перми не был. Шучу: «Нет, я краснодеревщик. Я с деревом работаю!»
Жена Ира тоже сейчас преподает в школе танца Национальной консерватории Лиссабона, но она, в отличие от меня, очень дотошный педагог. Логично: Ирина Шапчиц, а теперь Завьялова, — представительница ленинградской балетной школы, ученица Наталии Дудинской, Нинель Кургапкиной… Ира жалела, что не получилось у нее вместе со мной прилететь в Пермь на «Арабеск». Она очень хотела встретиться здесь с Николаем Николаевичем Боярчиковым. Просила передать, что очень-очень его любит.
Я всё расскажу Ире про конкурс. И покажу — я же все фиксирую своей видеокамерой!..

Записала Айсылу КАДЫРОВА

Tags: Арабеск, балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments