Perm Opera (permopera) wrote in perm_opera,
Perm Opera
permopera
perm_opera

Categories:

Парад классики. Елена Федоренко об итогах 3 тура "Арабеска"

Третий тур конкурсных испытаний — праздник чистой классики — вышел своеобразной презентацией ее строгого нрава и неким «оммажем» отношениям молодых к наследию. Предусмотренный программой классический этикет обернулся уважением к балетной старине, что естественно и символично для истории хореографического искусства Перми. Пермяки и провели главную тему третьего тура.

Из 31 финалиста десять молодых артистов учатся в хореографическом колледже или работают в славном театре города на Каме. Нет сомнений, что совсем скоро подрастет целая плеяда пермских солистов — высоких, фактурных, с хорошей, по мировым стандартам, техникой и яркими индивидуальностями.

Столько же участников — числом десять — представляли другие российские города, вместе взятые: четверо москвичей, двое петербуржцев, по одному финалисту из Новосибирска и Воронежа, Йошкар-Олы и Улан-Удэ. Треть составили соискатели из зарубежья: ближнего — два танцовщика из Казахстана, и дальнего — по три участника из Бразилии и Японии; балетный статус Кореи, Португалии и США отстаивали по одному конкурсанту.

В ряду классических образов фаворитами оказались герои бравурного «Дон Кихота». Цирюльники предстали разными: благородных манер — у недавно ставшего москвичом Александра Омельченко, юрким и быстрым — у Ли Сын Йона из Кореи, задорным и несколько инфантильным — у японца Енена Такано, на стыке романтизма и брутальности — у красавца-пермяка Никиты Четверикова, изысканным — у петербуржца Эрнеста Латыпова.

Бразильской солнечной энергией Аманда Гомес и Диего Да Кунья можно было растопить сердца не только зрителей, но и уставшего за конкурсные показы жюри. Дочь трактирщика ставила задорные звонкие точки в конце каждой танцевальной фразы, а бразильский брадобрей «проговаривал» свои па так неистово, словно от этого зависела вся его дальнейшая жизнь. Москвич Дмитрий Прусаков увлекся головокружительными полетами, в промежутках между волюнтаристскими эскападами обращая внимание на свою кокетливую и отважную Китри — Такуду Саяка. Свой спектакль разыграли американка Джой Вомак и москвич Михаил Мартынюк. Актерская лаконичность и даже некоторая строгость Китри в сочетании с неуемной жаждой жизни, переполнявшей Базиля, рождала эффект внезапного и красочного фейерверка.

Зрительская жажда игрового живого театра была сполна удовлетворена еще несколькими номерами. Ясуоми Акимото словно вышел с репетиции самого Бурнонвиля, считавшего, что ничего необязательного на сцене не бывает — «челябинский японец» реагировал на каждое движение своей Сильфиды Ито Томоми. Искрометность техники мельчайшей балетной огранки передал в вариации Джеймса москвич Дмитрий Дьячков.

Самым музыкальным и романтичным дуэтом третьего тура показался союз пермских артистов Евгении Ляховой и Александра Таранова — тальониевская «Бабочка» в их исполнении напомнила ту живую классику, которой славился «золотой век» пермского балета, и когда ее, классики, лучшие представители танцевали сказочные истории и разыгрывали романтические сюжеты. Так, словно они не прочитывают знакомое, а сочиняют неизведанное, причем, здесь, сейчас и только для нас.
Заявкой на скорое будущее, и — вполне уверенной, прозвучало па-де-де Авроры и Дезире из балета «Спящая красавица» в исполнении пермяков Анны Федосовой и Павла Савина. О спортивном стиле танца и чеканной графике напомнили своим дуэтом из «Корсара» сибиряки Константин Алексенцев и Майя Григорьева. Инна Билаш и Степан Дёмин показали иную грань — танец стильный и нежный, похожий на вязь кружевных узоров. Они представили фрагмент нового балета Алексея Мирошниченко «Голубая птица и принцесса Флорина», восторженно преклонившись перед классикой давно минувших времен. С таким же пиететом по отношению к традиции сочинен Константином Ивановым и балет «Золушка» в Йошкар-Оле — судя по вариации главной героини, представленной танцовщицей с эталонными стопами Екатериной Байбаевой.

Царственно красивым и безупречным по художественному вкусу выглядело адажио из «Пахиты» у пермяков Полины Булдаковой и Олега Куликова. Жаль, что дыхания не хватило на па-де-де в целом. Впрочем, третий тур, за редчайшими исключениями, для каждого исполнителя шел по нисходящей: у солистов первая вариация звучала звонче, а в дуэтах артисты допускали всё более заметные ошибки ближе к финалу.

16-летний португалец Мигель Пинейро — самый юный участник финального тура. В вариации Феба из «Эсмеральды» он обнаружил обостренный слух, помогающий в привычных движениях расслышать новые гармонии. Горячими аплодисментами встречали зрители Марио Лабрадора из Михайловского театра, оценив его попытки создать образы на пересечении инфантильности и бесстрашия. Уровень мастерства уже позволяет артисту вести поиски на пространстве мужественной актерской выразительности.

Конкурс имени великой балерины Екатерины Максимовой, в котором уровень участников оказался на редкость высоким — при отсутствии вспыхнувших звезд или покорителей танцевальных Монбланов (до этого еще расти), завершен. Пермские дни подарили надежду лауреатам и дипломантам, радость зрителям, до отказа заполнявшим зрительный зал. Театральный пульс текущего времени сверен с вечными канонами классических шедевров.

Елена Федоренко

Tags: Арабеск, балет, мнение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments