Perm Opera (permopera) wrote in perm_opera,
Perm Opera
permopera
perm_opera

Джеймс Фрейзер и Джессика Овертон: «Наша программа отражает наше состояние — состояние влюбленных»

В этом году на конкурс имени Екатерины Максимовой «Арабеск» впервые приехала пара из Южной Африканской республики — Джессика Овертон и Джеймс Фрейзер. Они прошли сито первого тура и выступили во втором, но перед заключительным туром выбыли из дальнейшей борьбы за награды. В разговоре с Анастасией Чистяковой артисты рассказали о себе и о балетных традициях своей родины.



— Об истории южноафриканского балета известно немного. Расскажите о своей школе, учителях, о труппе, в которой работаете.
Джессика: У нас нет такой балетной школы как у вас: например, московской, петербургской или пермской. Государство балету не помогает. Когда просим о помощи, нам отвечают: «А что такое балет?» В южноафриканской школе балета дети учат академические дисциплины: математику, биологию и т.п. — с 8:00 до 15:00; а собственно балетом занимаются только вечером. Наши педагоги используют в основном итальянскую методику обучения Энрико Чекетти — старую академическую школу. Чтобы освоить премудрости балета более основательно, нам приходится искать частных педагогов. При этом нужно иметь в виду, что выходить на улицу вечером у нас опасно: могут ограбить или даже убить.
Мой учитель — Фиона Браун. Она училась у Джойс Эппиториас, которая является продолжательницей метода Чекетти. Еще занимаюсь с Вивьен Лоран, которая работала в труппе Лондонского Королевского балета.

Джеймс: Я занимался со всеми педагогами, которые были доступны и старался научиться у них всему. Уверенное владение стилем и балетной лексикой — чрезвычайно важная область нашего искусства. Каждый педагог учит чему-то своему, каждый рассказывает тебе о разном, так что твои ум и тело начинают чувствовать разницу в стилях и направлениях. Конкурс «Арабеск» открыл нам глаза, ведь мы увидели здесь прекрасных танцовщиков. В России профессиональное балетное образование начинается с раннего возраста, у вас есть очень хорошие школы, чего не скажешь о ЮАР.
Чтобы получить профессиональные знания, я сначала ездил на летние курсы в Англию и Австралию, а затем в Австрию. Затем вернулся в ЮАР и встретился с Джессикой.

— Как долго существует труппа, в которой вы сейчас работаете?
— Уже тринадцать лет — с 2001 года. Сначала она называлась «Балет Южной Африки», а сейчас — Joburg Ballet. У нас замечательные балетные классы для занятий, с хорошим профессиональным полом. Поскольку в ЮАР много солнца, а стены студии сделаны из стекла, получается, что мы всегда репетируем в свете солнечных лучей. Труппа немногочисленна: 20 —24 танцовщика.

— Участвуют ли ваши коллеги в балетных конкурсах?
— Да, некоторые участвуют, но немногие и не очень часто. Например, сейчас одна наша пара готовится к конкурсу в Стамбуле. Понимаете, мы ведь очень далеко от Европы, от России —практически оторваны от внешнего мира и не знаем, что в нем происходит. Поэтому мы рады, что получилось приехать в Пермь. То, что мы увидели танцовщиков столь высокого уровня и такую публику, как пермская (как тут тепло встречают каждое выступление артистов!), очень сильно отличается от ситуации в нашей стране. Залы на наших выступлениях почти пустые, и это очень грустно. Недавно мы готовили «Коппелию», много репетировали в течение нескольких месяцев, а публика не пришла. Потому что у нас в стране нет ни балетной истории, ни балетных традиций, какие есть в России. Наша публика не понимает балет.
А вчера мы стояли на сцене, и полный зал нам аплодировал — это было невероятно! У вас есть и традиции, и прекрасная школа, ярчайшие звезды: Иван Васильев, Светлана Захарова, Полина Семионова, Наталья Осипова и многие другие. Удивительно смотреть, как они танцуют, и учиться у них. Но они никогда не бывают в ЮАР, и мы не можем наблюдать за ними хоть сколько-нибудь регулярно. Нас не покидает ощущение изолированности от балетного мира. К тому же наша труппа никуда не выезжает. Мы хотим путешествовать, видеть новое, учиться и выступать в залах, где зрители понимают балет, ждут встречи с ним.
У нас в стране тоже есть своя культура — у каждого этноса свой язык, свои верования, свои боги и идолы, свои традиции, — и она имеет различные пласты культуры. Но мы хотим заниматься именно балетом.

— Сколько классических спектаклей в год вы танцуете?
— У нас в репертуаре немало классических спектаклей — есть и «Лебединое озеро». Танцуем и современную хореографию. После возвращения в ЮАР будем исполнять весьма необычную версию «Щелкунчика». Музыка Чайковского, но это будет чисто африканский вариант с национальными танцами. Мы такого еще никогда не делали, но публике это определенно понравится. Если говорить о количестве спектаклей, то за прошлый год мы станцевали порядка 80 спектаклей. У нас нет финансирования, поэтому чтобы заработать, мы ездим на корпоративные вечера с современной хореографией. Например, недавно танцевали для служащих банка. К сожалению, нам приходится это делать.

— Это ваш первый визит в Россию?
Джессика: Нет, я в прошлом году была в Санкт-Петербурге.
Джеймс: А я приехал впервые. Впервые танцую на Севере.

— Вы можете сравнить «Арабеск» с другими конкурсами, на которых вам удалось побывать?
Джессика: Этот конкурс гораздо крупнее тех, что я видела раньше. Например, Балтийского конкурса в Латвии, где я была в прошлом году. «Арабеск» уникален и составом своих участников, и составом жюри (у каждого члена жюри особый творческий путь), театром, в котором всё проходит, сценой, жюри прессы. Удивительно, что зал почти всегда полон. Замечательно еще и то, что конкурс транслируется в интернете, и наши семьи в ЮАР могут видеть нас нас YouTube. Для нас это много значит.

— Кто из современных хореографов с вами работает?
Джеймс: В труппе нет постоянного балетмейстера, как это заведено, например, в российских театрах. Иногда кто-то приезжает, но в основном сами танцовщики пробуют находить музыку и искать хореографические решения к ней.
Джессика: Для подготовки к «Арабеску» мы попросили молодого хореографа Анжелу Реви поставить для нас номер. Сами нашли музыку, а она предложила идею. Много вместе импровизировали, пытались найти движения, пробовали, выбирали.
Джеймс: Вообще репертуар, который мы подготовили для этого конкурса, как нам кажется, отражает наше эмоциональное состояние — состояние влюбленных. Сейчас мы помолвлены.

— Что вы приобрели на «Арабеске»?
Джессика: Конкурс поможет мне стать настоящей балетной танцовщицей. Вернусь домой с большим багажом новых знаний, на эмоциональным подъеме от увиденного.
Джеймс: Будем улучшать свои профессиональные навыки. Здесь все работают невероятно много, заряжены какой-то небывалой энергией. Я тоже буду стараться много работать. Мы долго готовились к этому конкурсу, и нам нужно было приехать сюда, чтобы увидеть происходящее. Мы не забудем уроки, которые здесь получили от местных педагогов и репетиторов. Это был потрясающий опыт!

Tags: Арабеск, балет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments