Perm Opera (permopera) wrote in perm_opera,
Perm Opera
permopera
perm_opera

Categories:

Контекст и Текст. Классическая хореография во II туре

Конкурс дарит участникам возможность сверить свои достижения в контексте профессиональных требований. Наверное, желание проверить собственные физические и духовные силы важнее не меньше желания наград. Оно движет теми, кто хочет и мечтает стать подлинными артистами. Проходя через конкурсное горнило, молодые танцовщики выносят чрезвычайно важные уроки, в числе коих и тот — что для совершенствования в хореографическом искусстве необходимо постоянно работать над собой.

Второй тур «Арабеска» включает классический репертуар и современную хореографию, и его программа указует важную цель: неустанно добиваться совершенства — во всем.

Конкурсная интрига II тура развивалась прихотливо. К сожалению, некоторые участники, успешно выступившие в прологе, ко второму туру заметно подрастеряли силы. То ли подустали физически, то ли ощутили в себе эмоциональный спад.



Вариация Щелкунчика-принца у Александра Меркушева скорее выглядела старательно заученными упражнениями. Чуть лучше екатеринбургский танцовщик справился с вариацией Раба («Корсар»). Петр Райков, Александр Тарасов (Москва), Ёнен Такано (Япония), Александр Соловей (Пермь) взялись за вариацию Альберта из второго акта «Жизели» и честно выучили текст, но на художественную высоту поднялись лишь отчасти. Партия Альберта — легендарная мужская ипостась романтического балета. Главная вариация героя, как никакая другая, требует особого эмоционального тонуса, в ней — концентрация смысла всей драмы. Тут необходимы не только строгая и чистая классическая форма танца и дар позы, но и умение передать чувства страдающего от собственной вины человека, его трагический надлом.

К сожалению, многих конкурсантов на II туре слепо преследовала неудача. В числе подвернувших ноги оказались и сошедшая с пуантов москвичка Ксения Хабинец (вариация из Grand pas classique Обера — Гзовского), и Шигаюки Кондо из Португалии (вариация из «Пахиты» Минкуса — Петипа), и бразильянка Таис Диожанес (вариация Одалиски из «Корсара» Адана — Петипа). Не обошлось без помарок в pas de deux «Венецианский карнавал» (Пуни — Петипа) в исполнении Маргариты Чагдуровой и Артемия Плюснина (Улан-Удэ). В отличие от Константина Алексенцева из Новосибирска, его партнерша Майя Григорьева в pas de deux «Диана и Актеон» (Пуни — Ваганова) срывов не допустила.

Выступление Джессики Овертон и Джеймса Фрейзера (ЮАР) напомнило о важности стратегии в выборе и распределении конкурсного репертуара. Исполненное ими pas de deux из балета Делиба «Коппелия», увы, показалось слабее в сравнении с показанным на I туре «Праздником цветов в Дженцано» (Хельстед — Паули). К тому же, артисты обратились к своеобразной и, признаться, неопознанной членами жюри хореографии, потревожив дух непричастного к ней Александра Горского.
А вот Диего Да Кунья (Бразилия), напротив, в pas de deux из «Корсара» выступил успешнее, нежели в первом раунде. У танцовщика пружинистый прыжок, хорошая разножка jeté entrelacé (вид перекидного), завидная динамика. К сожалению, его партнерша Аманда Гомес, эффектно начавшая исполнять fouetté по точкам, вдруг съехала с «бедра». Балерину повело в сторону, и четко закончить вращения она не смогла.



Восемнадцать лет Анне Федосовой, на два года моложе Павел Савин (Пермь). Обоим еще предстоит подружиться с Китри и Базилем из «Дон-Кихота». Трудно понять выбор, что сделали педагоги будущих артистов. Похоже, ребята еще не готовы к этому виртуозному, набившему оскомину сравнений произведению ни физически, ни технически. С упорством, достойным лучшего применения, Анна Федосова тщетно пыталась продемонстрировать апломб, но долго не могла отпустить руку партнера, а потом сразу заваливалась в его объятия с attitude. Павел же, едва дотянув до финала, увенчал свою партию тем, что вне сцены профессионалы называют «полокасанием». Не слилась с музыкой и Джой Вомак, оказавшаяся на плече партнера раньше финального аккорда оркестра.

Уверенно и зрело, как и в начале, выступал москвич Александр Омельченко. Его Бог ветра Вайю из «Талисмана» хоть и не показался суровым и грозным, но зато покорил пространство прыжками-полетами и ввинчивал многочисленные pirouettes на высоком passé. А его мифологический красавец Актеон в погоне за воображаемой Дианой тянул подъем, заражал темпераментом и танцевал с хорошей амплитудой. Высокий уровень мастерства подтвердили японец Ясоуми Акимото (pas de deux «Дон Кихота») и пермский дуэт Евгения Ляхова — Александр Таранов (pas de deux из балета «Фестиваль цветов в Дженцано»).

Терпсихора в сопровождении благодарных поклонников хореографического искусства увенчала заслуженными лаврами чело двух лидеров пермского балета, стремящихся ввести в репертуар здешних артистов и учеников балетмейстерские раритеты. Стараниями художественного руководителя балета Пермского театра в первом туре из небытия вернули pas de deux из балета «Пэри» на музыку Бургмюллера. Во втором туре художественный руководитель Пермского хореографического колледжа Владимир Толстухин побаловал своих воспитанников и балетных гурманов «Тирольским pas de deux» Россини — Бурнонвиля. Кристина Михайлова и Ильшат Латипов замечательно справились с плотной, порой только кажущейся безделицей хореографией. Каждый вплетал свой «голос» в напоенный солнцем диалог жизнерадостных влюбленных, демонстрировал личные хореографические успехи, а в итоге оба дали восхищенному залу толику доброты и оптимизма. Не за это ли, в числе прочего, мы любим жизнь и балет?

Александр Максов

Tags: Арабеск, балет, мнение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments