April 13th, 2014

Михаил Завьялов: «Мой класс — это территория Российской Федерации!»

Профессор школы танца Национальной консерватории Лиссабона Михаил Завьялов подготовил к «Арабеску-2014» трех своих учеников – семнадцатилетнего Митсуру Ито, восемнадцатилетнего Шигеюки Кондо и шестнадцатилетнего Мигеля Пинейро. Все прошли на второй тур, а Мигель Пинейро – на третий.
Это первый «Арабеск» и для молодых представителей Португалии, и для «профессора Миши», как многие за пределами России называют Завьялова — выпускника Пермского хореографического училища и Московской академии хореографии, экс-солиста театров Перми и Ленинграда, балетных компаний Бонна и Антверпена, антреприз Испании, Италии, Нидерландов.
Предлагаем вниманию читателей официального блога конкурса фрагменты монолога Михаила Завьялова из его беседы с Айсылу Кадыровой.

Всё началось в Перми
Мне всегда нравился балет, но правильное к нему отношение выработалось, я считаю, в двух последних классах Пермского училища, когда я учился у Владимира Толстухина. Замечательный педагог! Сейчас он художественный руководитель Пермского хореографического колледжа, член жюри «Арабеска-2014». Я — из первого выпускного класса, который он подготовил.
В эпоху «до Толстухина» я мог запросто пропустить урок. Или опоздать. Подраться мог. Когда в моей жизни появился Владимир Николаевич, я понял, что такое дисциплина и как она важна в балете. Всего два занятия пропустил у Толстухина по классике: первый раз — когда разбил бровь на репетиции, второй — тоже из-за какой-то травмы.
Когда я окончил училище, меня Николай Николаевич Боярчиков приглашал в Ленинград, в Малый театр оперы и балета. А у меня любовь тогда была, я не мог уехать из Перми. Тем более что Боярчиков мне сказал: «Извини, девочку твою не смогу взять».
Через четыре года Николай Николаевич приехал в Пермь восстанавливать «Ромео и Джульетту». Снова заговорил со мной о совместной работе в Ленинграде. Сложилось так, что я уехал. Танцевал в Малом театре, потом пригласили в Кировский (ныне Мариинский).
Уверен: если бы Боярчиков не пригласил меня тогда, я бы никогда из Перми не уехал. Остался бы в родном городе навсегда. Мне было здесь комфортно, понятно. Это был абсолютно мой мир. Мирок. Но, к счастью, всё сложилось, как сложилось. Не сразу, но меня принял Ленинград. Стал родным. Свой дом в Ленинграде, который уже к тому времени переименовали в Санкт-Петербург, появился. Он и сейчас есть, этот дом. А еще есть дом в Португалии. И чувствую себя дома я теперь в Лиссабоне.

Collapse )

Записала Айсылу КАДЫРОВА