April 10th, 2014

Контекст и Текст. Классическая хореография во II туре

Конкурс дарит участникам возможность сверить свои достижения в контексте профессиональных требований. Наверное, желание проверить собственные физические и духовные силы важнее не меньше желания наград. Оно движет теми, кто хочет и мечтает стать подлинными артистами. Проходя через конкурсное горнило, молодые танцовщики выносят чрезвычайно важные уроки, в числе коих и тот — что для совершенствования в хореографическом искусстве необходимо постоянно работать над собой.

Второй тур «Арабеска» включает классический репертуар и современную хореографию, и его программа указует важную цель: неустанно добиваться совершенства — во всем.

Конкурсная интрига II тура развивалась прихотливо. К сожалению, некоторые участники, успешно выступившие в прологе, ко второму туру заметно подрастеряли силы. То ли подустали физически, то ли ощутили в себе эмоциональный спад.



Вариация Щелкунчика-принца у Александра Меркушева скорее выглядела старательно заученными упражнениями. Чуть лучше екатеринбургский танцовщик справился с вариацией Раба («Корсар»). Петр Райков, Александр Тарасов (Москва), Ёнен Такано (Япония), Александр Соловей (Пермь) взялись за вариацию Альберта из второго акта «Жизели» и честно выучили текст, но на художественную высоту поднялись лишь отчасти. Партия Альберта — легендарная мужская ипостась романтического балета. Главная вариация героя, как никакая другая, требует особого эмоционального тонуса, в ней — концентрация смысла всей драмы. Тут необходимы не только строгая и чистая классическая форма танца и дар позы, но и умение передать чувства страдающего от собственной вины человека, его трагический надлом.

Collapse )

Александр Максов