April 7th, 2014

Морихиро Ивата: «Я знаю по себе: неудачи полезнее победы»

Морихиро Ивата — легенда «Арабеска»: он первый в истории конкурса обладатель Гран-при. В этот раз, как и два года назад, он приехал в Пермь судить конкурсантов. Оказался единственным среди жюриоров-мужчин, кто на концерте в честь открытия «Арабеска» вспомнил былое: исполнил хореографический монолог собственного сочинения «Всё не так» на одноименную песню Владимира Высоцкого.



— Морихиро, Гран-при «Арабеска» вы получили в далеком 1992 году. Ехали тогда в Пермь с настроем победить?
— Нет, не было настроя. Я тогда работал в московской труппе «Русский балет». От этой компании на пермский конкурс приехало довольно много танцовщиков. Были среди них и премьеры — статные, красивые, они танцевали исключительно принцев. На что мне было надеяться? Я шутов танцевал — не принцев… Никакой у меня надежды на победу не было. Мне просто нравилось танцевать, выходить на сцену и жить на ней, я всегда получал от этого ни с чем несравнимое удовольствие.
Но мне присудили Гран-при, конечно, не только за одно желание танцевать. И уж точно не за мои внешние данные! Я же маленький. Мелкий. Рост у меня меньше, чем у девушек!

— И какой же у вас рост?
— А вот не скажу! (Смеется.) В жюри тогда работали Владимир Васильев, Екатерина Максимова, Габриэла Комлева, Раиса Стручкова… Легенды меня оценивали! Я думаю, оценили они меня «в комплексе».

Collapse )
Текст: Айсылу Кадырова

Пролог по правилам и без. Александр Максов подводит итоги 1 тура "Арабеска"

Драматургия I тура «Арабеска» обретала усиливающуюся напряженность от просмотра к просмотру. Уровень исполнительского мастерства повышался. Классическая хореография, представленная на начальном этапе соревнования, согласно его условиям, сблизила уже сформировавшихся танцовщиков и тех, кто только делает первые шаги на балетной сцене.

Все, а многие — без акцента, заговорили на языке классики. Так, что стало очевидным: искусство с почти двухсотлетней историей и сегодня способно выразить своей условной лексикой и острые эмоциональные состояния, и мироощущение современной молодежи.



Весьма впечатляющий уровень профессионализма и технической оснащенности демонстрировали даже совсем юные конкурсанты.
Впрочем, уже никого не удивляет, что воспитанники уфимского, красноярского и пермского колледжей, а также казахской балетной школы, как правило, хорошо подготовлены. В Перми их ждут, связывают с ними надежды.

Случилось и на сей раз. Искрящаяся, хрупкая пятнадцатилетняя Адель Музафарова (Уфа) грациозно и чисто исполнила обе вариации: из «Арлекинады» и «Журавлиной песни». Ее сверстница София Шапранова (Краснодар) неплохо справилась с вариацией Лизы из «Тщетной предосторожности». В хорошей «русской» манере станцевала вариацию Феи кукол из одноименного балета и soli из «Пахиты» четырнадцатилетняя Марен Скреде (Норвегия). Усложнив fouetté в вариации Медоры («Корсар»), досадно сорвалась шестнадцатилетняя Саломе Сантана (Бельгия).

Collapse )

Просмотры I тура завершились. К следующему этапу соревнования щедрое жюри допустило 61 конкурсанта.

Александр Максов