December 7th, 2010

Московский ТЮЗ на сцене Пермской оперы

С 8 по 12 декабря в Перми пройдут гастроли Московского театра юного зрителя.

В среду, 8 декабря, театр покажет один из своих лучших спектаклей «Скрипка Ротшильда», завоевавший Национальную театральную премию «Золотая маска» в номинациях «Лучший спектакль большой формы» и «Лучший художник». В пятницу, 10 декабря, будет показан «Свидетель обвинения», 12 декабря - «Иванов и другие».



В субботу, 11 декабря, в 12:30 у коллег, в зрительном зале Пермского театра юного зрителя, состоится творческая встреча с художественным руководителем Московского ТЮЗа Генриеттой Яновской и народным артистом России Игорем Ясуловичем.

Все три спектакля пройдут у нас, начало в 19.00

Однажды во Франции: Безье

Эпизод 9, предпоследний

Не успели мы толком отоспаться после спектакля в Аркашоне, как уже снова надо было возвращаться в Безье. На этот раз – не только жить, но ещё и работать...

В теории этот театр действительно находится «в Безье», но из города до него ехать немало, начинается самая обычная южная сельскоместность, стоит табличка с перечёркнутым названием «Béziers», в общем, присутствуют все атрибуты глубоко провинциального французского театра... Когда мы к нему подъезжали, один из наёмных балетных монтировщиков, поехавших с нами, спросил: «А что это за магазин, там что продают?» «Там продают штанкеты, декорации…» – услышал он в ответ от тех, кто уже увидел, что это и есть театр. Но подмечено было верно – театр стоит на отшибе, относительно близко к дороге, точно так же, как все эти местные гигантские супермаркеты и моллы.



Название «Zinga Zanga», написанное на ярком цветном плакате, сразу же интерпретировали как «Чунга-Чанга». No choice

Наконец мы зашли, посмотрели на десять штанкетов. Местные выжидающе столпились вокруг нас – им пришлось подождать, пока у наших пройдёт некоторый шок... Спустя ещё несколько минут наш монтировочный цех всё додумал, а потом они совершенно спонтанно, призвав на помощь местных ребят, разгрузили ящики с костюмами, скромную часть развески и повесили два задника, на чём процесс развески был завершён...

Сцена в Безье своеобразная не только в техническом отношении. Там как-то отсутствует граница между артистической и зрительской частью. По конструкции сцена напоминает какие-то разборные подмостки, огороженные бортиком, на которые нужно подниматься из-за кулис по лесенкам. Во время спектакля она ходит ходуном и грохочет, потому что под ней, видимо, пусто. Однако кулис как таковых тоже нет, потому что, спускаясь с этих лесенок, ты сразу попадаешь в паркетный коридор, который ведёт в зрительный зал. В этот же коридор ведёт дверь из гримёрок...

В Безье оказались самые вялые зрители. В зале около тысячи мест, и зал был полон, но хлопали они как-то несмело. Можно предположить, что они просто крайне редко могут видеть балет... Зато на тридцати двух фуэте (или сколько их там) они всё-таки аплодировали активно и к концу, похоже, проснулись.

Пока зрители расходились, к нам подошёл Патрис Барт (директор театра) и объяснил, что, хотя пишется «Zinga Zanga», правильно читать «ЗИнго ЗАнго», и что по-окситански это означает «тик-так». Это название изобрёл мэр Безье, в театре оно многим не сильно нравится, но так получилось, no choice.

Спустя ещё немного времени ящики и прочие полезные штуки были погружены в кузов, и мы вернулись в апартаменты. Нужно было готовиться к переезду в Канны, где нас уже ожидали многообещающие размеры сцены, суровые технические правила, ну и вообще - последний город. Да к тому же Канны.

Гастроли в самом экстримальном театре тура во всех подробностях - http://vvcaptain.livejournal.com/199776.html