?

Log in

No account? Create an account
Профессор школы танца Национальной консерватории Лиссабона Михаил Завьялов подготовил к «Арабеску-2014» трех своих учеников – семнадцатилетнего Митсуру Ито, восемнадцатилетнего Шигеюки Кондо и шестнадцатилетнего Мигеля Пинейро. Все прошли на второй тур, а Мигель Пинейро – на третий.
Это первый «Арабеск» и для молодых представителей Португалии, и для «профессора Миши», как многие за пределами России называют Завьялова — выпускника Пермского хореографического училища и Московской академии хореографии, экс-солиста театров Перми и Ленинграда, балетных компаний Бонна и Антверпена, антреприз Испании, Италии, Нидерландов.
Предлагаем вниманию читателей официального блога конкурса фрагменты монолога Михаила Завьялова из его беседы с Айсылу Кадыровой.

Всё началось в Перми
Мне всегда нравился балет, но правильное к нему отношение выработалось, я считаю, в двух последних классах Пермского училища, когда я учился у Владимира Толстухина. Замечательный педагог! Сейчас он художественный руководитель Пермского хореографического колледжа, член жюри «Арабеска-2014». Я — из первого выпускного класса, который он подготовил.
В эпоху «до Толстухина» я мог запросто пропустить урок. Или опоздать. Подраться мог. Когда в моей жизни появился Владимир Николаевич, я понял, что такое дисциплина и как она важна в балете. Всего два занятия пропустил у Толстухина по классике: первый раз — когда разбил бровь на репетиции, второй — тоже из-за какой-то травмы.
Когда я окончил училище, меня Николай Николаевич Боярчиков приглашал в Ленинград, в Малый театр оперы и балета. А у меня любовь тогда была, я не мог уехать из Перми. Тем более что Боярчиков мне сказал: «Извини, девочку твою не смогу взять».
Через четыре года Николай Николаевич приехал в Пермь восстанавливать «Ромео и Джульетту». Снова заговорил со мной о совместной работе в Ленинграде. Сложилось так, что я уехал. Танцевал в Малом театре, потом пригласили в Кировский (ныне Мариинский).
Уверен: если бы Боярчиков не пригласил меня тогда, я бы никогда из Перми не уехал. Остался бы в родном городе навсегда. Мне было здесь комфортно, понятно. Это был абсолютно мой мир. Мирок. Но, к счастью, всё сложилось, как сложилось. Не сразу, но меня принял Ленинград. Стал родным. Свой дом в Ленинграде, который уже к тому времени переименовали в Санкт-Петербург, появился. Он и сейчас есть, этот дом. А еще есть дом в Португалии. И чувствую себя дома я теперь в Лиссабоне.

Read more...Collapse )

Записала Айсылу КАДЫРОВА

Третий тур конкурсных испытаний — праздник чистой классики — вышел своеобразной презентацией ее строгого нрава и неким «оммажем» отношениям молодых к наследию. Предусмотренный программой классический этикет обернулся уважением к балетной старине, что естественно и символично для истории хореографического искусства Перми. Пермяки и провели главную тему третьего тура.

Из 31 финалиста десять молодых артистов учатся в хореографическом колледже или работают в славном театре города на Каме. Нет сомнений, что совсем скоро подрастет целая плеяда пермских солистов — высоких, фактурных, с хорошей, по мировым стандартам, техникой и яркими индивидуальностями.

Столько же участников — числом десять — представляли другие российские города, вместе взятые: четверо москвичей, двое петербуржцев, по одному финалисту из Новосибирска и Воронежа, Йошкар-Олы и Улан-Удэ. Треть составили соискатели из зарубежья: ближнего — два танцовщика из Казахстана, и дальнего — по три участника из Бразилии и Японии; балетный статус Кореи, Португалии и США отстаивали по одному конкурсанту.

В ряду классических образов фаворитами оказались герои бравурного «Дон Кихота». Цирюльники предстали разными: благородных манер — у недавно ставшего москвичом Александра Омельченко, юрким и быстрым — у Ли Сын Йона из Кореи, задорным и несколько инфантильным — у японца Енена Такано, на стыке романтизма и брутальности — у красавца-пермяка Никиты Четверикова, изысканным — у петербуржца Эрнеста Латыпова.

Бразильской солнечной энергией Аманда Гомес и Диего Да Кунья можно было растопить сердца не только зрителей, но и уставшего за конкурсные показы жюри. Дочь трактирщика ставила задорные звонкие точки в конце каждой танцевальной фразы, а бразильский брадобрей «проговаривал» свои па так неистово, словно от этого зависела вся его дальнейшая жизнь. Москвич Дмитрий Прусаков увлекся головокружительными полетами, в промежутках между волюнтаристскими эскападами обращая внимание на свою кокетливую и отважную Китри — Такуду Саяка. Свой спектакль разыграли американка Джой Вомак и москвич Михаил Мартынюк. Актерская лаконичность и даже некоторая строгость Китри в сочетании с неуемной жаждой жизни, переполнявшей Базиля, рождала эффект внезапного и красочного фейерверка.

Зрительская жажда игрового живого театра была сполна удовлетворена еще несколькими номерами. Ясуоми Акимото словно вышел с репетиции самого Бурнонвиля, считавшего, что ничего необязательного на сцене не бывает — «челябинский японец» реагировал на каждое движение своей Сильфиды Ито Томоми. Искрометность техники мельчайшей балетной огранки передал в вариации Джеймса москвич Дмитрий Дьячков.

Read more...Collapse )
Елена Федоренко

В 2014 году мир отмечает 110 лет со дня рождения гениального хореографа, который для Европы со времен дягилевской антрепризы стал Джорджем Баланчиным, для Америки — «Мистером Би», а для России — «Петипа XX века».

Драгоценно каждое свидетельство о Баланчине. Наш собеседник — Жак Д’Амбуаз. Он на протяжении нескольких десятилетий был премьером театра New York City Ballet под руководством Баланчина, танцевал в его спектаклях и был среди тех, кто провожал хореографа в последний путь. Балетный премьер, звезда бродвейских шоу и голливудских мюзиклов, Д’Амбуаз ровно на тридцать лет моложе своего учителя. В нынешнем году он отмечает свое 80-летие и в девятый десяток входит бодро: преподает в Национальном институте танца (Нью-Йорк), который основал почти сорок лет назад, дает мастер-классы, пишет книги о танце и воспоминания о Баланчине.

Два года назад Д’Амбуаз побывал в Перми по приглашению Владимира Васильева: работал в жюри XII Открытого конкурса «Арабеск» имени Екатерины Максимовой. Несмотря на почтенный возраст, он обошел весь город пешком — посетил Пермский хореографический колледж, побывал в доме Дягилевых и с тех пор часто и с приязнью вспоминает родину «Арабеска». С Жаком Д’Амбуазом (два года назад в Перми и недавно — по телефону) беседовала член жюри прессы «Арабеска» Елена Федоренко.




— Как Вы попали к Баланчину?
— Это красивая история, связанная с семьей. Моя мама родом из огромной крестьянской семьи, где было 15 детей. Она даже не окончила начальную школу, и с 12-ти лет трудилась на обувных фабриках в Канаде, где так же холодно, как у вас в Якутске. Работницы всё свободное время находились в закрытых помещениях, спасаясь от мороза, и занимали досуг чтением книг, в основном, французских романов. Книжные истории Дюма и Гюго кружили головы, и скромная канадская крестьянка мечтала о том, что ее дети получат прекрасное образование, будут уметь танцевать, петь, играть на музыкальных инструментах, разбираться в поэзии, драматургии, живописи. Представьте, она уговорила своего мужа переехать в Нью-Йорк, где, как хорек, вынюхивала всё, что может принести пользу ее детям. Для моей старшей сестры нашла недорогую балетную школу с армянским педагогом по имени Седа. Я, семилетний, обреченно сидел на балетных уроках, где девочки в розовом выделывали па. Все это мне дико не нравилось. Я опускал ногу в ящик с канифолью и издавал неприятные скрипящие звуки, пытаясь помешать занятиям, а заодно выразить свой протест.
Однажды, когда закончился класс — шажманами («шажман де пье» — прыжок с переменой ног в воздухе — Е.Ф.) и реверансом, Седа обратилась ко мне: «Ты всё время шалишь, а можешь ли подпрыгнуть?». Я встал в пятую позицию, что оказалось трудно, и начал прыгать. Девочки зааплодировали, я тут же задрал нос, а педагог пообещала, что на следующей неделе разрешит сделать не 32, а 64 шажмана. Я начал тренироваться дома, без остановок, отец в ужасе кричал: «Перестань выделывать эти гадости».
Наступает день класса. На каждом красном светофоре по долгому пути от нашей бедной окраины до студии Седы (надо было пройти не менее двадцати улиц) я ставил ноги в позицию и прыгал. Мне так нравилась похвала, что вскоре стал украшать шажманы жестами, поворотами головы и даже взглядами. Перед началом каникул мама попросила Седу сохранить в классе два места — для дочери и для сына. Педагог написала на листке бумаги «Джордж Баланчин. Школа американского балета» и протянула маме со словами: «Отведите детей туда, мистер Би учит лучше, чем я». Мама послушалась совета, и в восемь лет я оказался в школе Баланчина.
Read more...Collapse )

В этом году на конкурс имени Екатерины Максимовой «Арабеск» впервые приехала пара из Южной Африканской республики — Джессика Овертон и Джеймс Фрейзер. Они прошли сито первого тура и выступили во втором, но перед заключительным туром выбыли из дальнейшей борьбы за награды. В разговоре с Анастасией Чистяковой артисты рассказали о себе и о балетных традициях своей родины.



— Об истории южноафриканского балета известно немного. Расскажите о своей школе, учителях, о труппе, в которой работаете.
Джессика: У нас нет такой балетной школы как у вас: например, московской, петербургской или пермской. Государство балету не помогает. Когда просим о помощи, нам отвечают: «А что такое балет?» В южноафриканской школе балета дети учат академические дисциплины: математику, биологию и т.п. — с 8:00 до 15:00; а собственно балетом занимаются только вечером. Наши педагоги используют в основном итальянскую методику обучения Энрико Чекетти — старую академическую школу. Чтобы освоить премудрости балета более основательно, нам приходится искать частных педагогов. При этом нужно иметь в виду, что выходить на улицу вечером у нас опасно: могут ограбить или даже убить.
Мой учитель — Фиона Браун. Она училась у Джойс Эппиториас, которая является продолжательницей метода Чекетти. Еще занимаюсь с Вивьен Лоран, которая работала в труппе Лондонского Королевского балета.

Джеймс: Я занимался со всеми педагогами, которые были доступны и старался научиться у них всему. Уверенное владение стилем и балетной лексикой — чрезвычайно важная область нашего искусства. Каждый педагог учит чему-то своему, каждый рассказывает тебе о разном, так что твои ум и тело начинают чувствовать разницу в стилях и направлениях. Конкурс «Арабеск» открыл нам глаза, ведь мы увидели здесь прекрасных танцовщиков. В России профессиональное балетное образование начинается с раннего возраста, у вас есть очень хорошие школы, чего не скажешь о ЮАР.
Чтобы получить профессиональные знания, я сначала ездил на летние курсы в Англию и Австралию, а затем в Австрию. Затем вернулся в ЮАР и встретился с Джессикой.

Read more...Collapse )

Конкурс в разделе «современная хореография» на «Арабеске» под сакраментальной цифрой «13», без сомнения, войдет в историю. Предположим, огромное количество конкурсантов не такая уж новость. Хотя 44 хореографа, многие из которых представили не по одному номеру, и два десятка исполнителей современной хореографии, добавившиеся к основным участникам турнира, — это очень серьезный показатель: жюри было из чего выбирать.

«Арабеск» на этот раз снова проходит по усовершенствованному регламенту, и теперь есть три премии хореографам и столько же — исполнителям. Ситуация мини-конкурса в рамках большого турнира (очень правильное решение организаторов!) стимулировала «современщиков», что — радует. Но это ведь только полдела. А вот само качество соревнования было таким, что, пожалуй, впервые можно без скидок сказать: конкурс удался. Не менее важным представляется и решение хореографов-членов жюри отказаться от участия в состязании. Согласимся, в прежние времена награждение мэтрами своих же коллег-арбитров выглядело несколько странно.



Read more...Collapse )

Лариса Барыкина

Конкурс дарит участникам возможность сверить свои достижения в контексте профессиональных требований. Наверное, желание проверить собственные физические и духовные силы важнее не меньше желания наград. Оно движет теми, кто хочет и мечтает стать подлинными артистами. Проходя через конкурсное горнило, молодые танцовщики выносят чрезвычайно важные уроки, в числе коих и тот — что для совершенствования в хореографическом искусстве необходимо постоянно работать над собой.

Второй тур «Арабеска» включает классический репертуар и современную хореографию, и его программа указует важную цель: неустанно добиваться совершенства — во всем.

Конкурсная интрига II тура развивалась прихотливо. К сожалению, некоторые участники, успешно выступившие в прологе, ко второму туру заметно подрастеряли силы. То ли подустали физически, то ли ощутили в себе эмоциональный спад.



Вариация Щелкунчика-принца у Александра Меркушева скорее выглядела старательно заученными упражнениями. Чуть лучше екатеринбургский танцовщик справился с вариацией Раба («Корсар»). Петр Райков, Александр Тарасов (Москва), Ёнен Такано (Япония), Александр Соловей (Пермь) взялись за вариацию Альберта из второго акта «Жизели» и честно выучили текст, но на художественную высоту поднялись лишь отчасти. Партия Альберта — легендарная мужская ипостась романтического балета. Главная вариация героя, как никакая другая, требует особого эмоционального тонуса, в ней — концентрация смысла всей драмы. Тут необходимы не только строгая и чистая классическая форма танца и дар позы, но и умение передать чувства страдающего от собственной вины человека, его трагический надлом.

Read more...Collapse )

Александр Максов

Арабеск backstage #4 и #5

А вот пара выпусков нашего дневника, которые посвящены нашим гостям из ЮАР и Бразилии





В зрительном зале конкурсного марафона в последних рядах партера и первых рядах амфитеатра можно заметить много по-особому любопытствующих глаз. В них не видно зрительского умиления, зато всегда ощущаются сосредоточенность и пристрастность. Так смотрят — профессионалы.

Елена ЩЕГЛОВА,
заслуженная артистка России, народная артистка Республики Татарстан, лауреат I-го конкурса «Арабеск»; педагог-репетитор Пермского театра оперы и балета им. П. И. Чайковского:
— Хотя мы увидели еще не всех участников, складывается впечатление, что многим не хватает музыкальности и культуры исполнения, необходимых в классическом туре. Это печалит. А радует, например, то, что стал более разнообразным репертуар конкурсантов. Раньше было много «Корсаров», «Дон Кихотов», «Баядерок». Сейчас выбор шире, хотя почему-то мужчины обращаются к «Арлекинаде», а женщины — к соло Гамзатти и третьей вариации Одалиски из пресловутого «Корсара».



Константин ИВАНОВ,
заслуженный артист России, народный артист и лауреат Государственной премии Республики Марий Эл; художественный руководитель-директор Марийского государственного театра оперы и балета им. Э. Сапаева:
— Моя любовь к конкурсу «Арабеск» началась в 1998 году, когда я участвовал в его программе как танцовщик. Мне повезло: я победил. Вместе с корейской балериной Джу Юн Бэ мы получили приз Екатерины Максимовой. Я приезжал на все «Арабески»: сначала как участник гала-концертов на церемониях открытия конкурса, а затем, когда у нас в Республике Марий Эл создали балетную школу, стал привозить конкурсантов. За это время на «Арабеске» побывало уже больше десяти артистов театра оперы и балета им. Э. Сапаева.

Конкурс — всегда большое волнение, с каждым годом он набирает силу и становится все более статусным. Поражает большое количество участников, представляющих разные страны, чем может похвастаться далеко не каждое балетное соревнование. Надо отметить еще и исполнительские качества танцовщиков. Мне многое нравится, я делаю для себя открытия, радуюсь за коллег. Видно, что растет уровень профессиональной подготовки конкурсантов. Многое приходит из спорта, легкой атлетики и других дисциплин, мужской танец усложняется.

Пока всё проходит очень хорошо. Надо сказать, «Арабеск» всегда отличался удивительно теплой атмосферой. Наверное, еще и потому, что он осенен именем Екатерины Максимовой. И при Екатерине Сергеевне, и сейчас, когда «Арабеск» носит ее имя, в зале и за кулисами Пермского театра все ощущают особую доброжелательность и задушевность. Благодарю всех организаторов за поистине прекрасный танцевальный форум, за добрую и человечную атмосферу.


Read more...Collapse )

Профиль

perm_opera
Пермский театр оперы и балета

Календарь

April 2014
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Подписки

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com